Bekasov.ru Bekasov.ru :: Блог
Избранное


 
   
 
БЕЛЛЕТРИСТИКА
РЕПОРТАЖИ
ЭССЕ
О НАС
БЛОГ
 
 
   

:: Bekasov.ru >> Кончита Гонсалез >> Чехословакия
ЧЕХОСЛОВАКИЯ
Кончита Гонсалез

1991 год. Перестройка пришла к своему логическому концу, железный занавес поднят, и самая проворная часть населения устремилась за пределы бывшего могучего и нерушимого с целью сбыта и обмена всевозможного ширпотреба, наводя своим наплывом ужас на аборигенов. Одним из направлений потока челноков была Чехословакия, куда я была отправлена заботливой мамой, правда, в исключительно просветительских целях.

Дабы ребенок не приучался с малолетства к недоступной роскоши, было решено отправить меня с группой шоп-туристов. На мое счастье в этой группе обнаружилась моя ровесница, ехавшая с той же целью, что и я, - познавать иноземную культуру. К тому же она оказалась дочерью маминой сотрудницы, так что контакт был установлен с первых минут.

По прибытии нас отвезли в небольшой чешский городок Кутна Гора, славящийся своим пивом, и разместили в общежитии для студентов. Комнаты были рассчитаны на четверых, но из-за того, что в группе было не кратное четырем количество человек, нам с Ольгой (так звали подругу) посчастливилось жить вдвоем.

Днем, как правило, группу вывозили на рынок, пару раз на экскурсии. Вечерами мы с Ольгой бродили по городу, любуясь готическими замками и восхищаясь чистотой улиц, или сидели в барах, дегустируя местное пиво, в то время как вся остальная группа носилась с баулами, приставала к прохожим и ломилась в дома чешских граждан с целью пристроить им утюги, кипятильники и паяльники.

Помимо нас с Олей, среди превалирующих в группе людей преклонного возраста была пара молодых людей, а именно - симпатичный, но очень сильно заикающийся молодой человек Дима и молодая женщина Наталья. Еще в поезде Дима пытался нам с Ольгой показать свое расположение, но, не найдя в наших лицах благодарных слушательниц, переметнулся на Наталью. Увлеченные общей целью сбыта, их отношения стремительно перерастали в нечто большее, чем просто хождение по рынкам.

Будучи очень наблюдательным ребенком, я сделала предположение, что не далее, чем через пару дней Дмитрий попросит у нас ключи от нашей комнаты, о чем и поведала подруге. В тот же вечер еще сильнее заикающийся Дима подошел к Ольге и подтвердил мою догадку.

Оставшись без крова, мы не нашли ничего другого, как пойти погулять. Но вечер выдался прохладным, к тому же стал накрапывать дождик. И зонтики, и теплая одежда остались у нас в номере. Потоптавшись у крыльца, мы наткнулись на объявление, которое, в нашем вольном переводе с чешского, говорило о каком-то концерте. "По крайней мере согреемся и музычку послушаем," - подумалось нам.

Протиснувшись между чешских старичков и старушек, мы уселись на свободные места. Через некоторое время на сцену вышли старички в национальных костюмах с аккордеонами, дудками и губными гармошками и стали весело и зажигательно наяривать какие-то свои мелодии. Сначала мы честно хлопали в ладоши, но с надеждой ждали следующих исполнителей. Где-то на шестой или седьмой песне до нас, наконец, дошло, что это вечер фольклорной музыки и Хелену Вондрачкову (была такая поп-дива) мы сегодня вряд ли услышим. Перед нами встал выбор: либо дальше слушать эти скулосводящие напевы, либо мерзнуть на улице. К тому же выпитое за ужином пиво уже давало о себе знать.

Выбрав из двух зол меньшее, мы выползли на улицу и уселись на перила напротив подъезда. Дождь уже перестал, но ноябрьская прохлада давала о себе знать. Мы ежились, стараясь согреться, курили в надежде забыть о переполненном мочевом пузыре и выдвигали предположения, что если Дима трахается так же, как и говорит, то ключей мы сегодня не дождемся и нам грозит холодная, голодная и позорная смерть.

Где-то через полчаса дверь открылась, и нашим взорам предстала сладкая парочка. Довольные и счастливые, они катили за собой сумку на колесиках, в которой весело позвякивали какие-то железяки.

- Спасибо вам, девчонки, очень выручили, - сказал нам Дима, ни разу не заикнувшись, и протянул ключи от нашей комнаты.

- Фантастика! - только и смогли мы вымолвить, глядя вслед удаляющейся парочке.

 

***

Но апогеем нашей поездки стал последний день. С вещами нас загрузили в автобус и повезли в Прагу. До поезда оставалось еще восемь часов, которые можно было потратить на наше усмотрение. 36 человек проголосовало за рынок, оставшиеся два голоса (наши с Ольгой), настаивающие на экскурсии по Старой Праге, даже не были услышаны. Помотавшись по двум-трем пражским барахолкам, с которых наша группа безжалостно выдворялась полицией, наши сообразительные соотечественники избрали другую тактику. Остановив автобус недалеко от Вацлавской площади, они ловили проходивших мимо чехов, затаскивали их в автобус и не выпускали, пока те чего-нибудь не покупали. По всему автобусу раздавались возгласы:

- Спросите, ему не нужен утюг?

- А икра? Есть красная и черная.

- Яйца Горбачева. Предложите ему яйца Горбачева. (Имелись в виду деревянные яйца с портретом главы СССР.)

Перепуганные заложники готовы были купить все что угодно, лишь бы выбраться из плена. Через час весь автобус пересчитывал деньги. Воспользовавшись всеобщим благодушным настроением, мы стали настаивать на поездке в район Старой Праги. Так как до поезда оставалось чуть больше четырех часов, нам уступили.

Всю группу высадили на стоянке и дали 2 часа на экскурс в прошлое.

Когда через положенное время мы вернулись на стоянку, то обнаружили, что нашего автобуса и след простыл, а поскольку никого из нашей группы поблизости больше не было, мы сделали вывод, что нас забыли.

Имея на руках только паспорт и несколько крон, мы побрели по мощенной булыжником улице. Весь ужас ситуации (два по сути еще ребенка, без денег и вещей, за 2 часа до отхода поезда бредут в чужой стране без малейшего понятия о направлении движения) до нас дошел не сразу. А пока мы шли и с щенячьим оптимизмом радовались жизни. Спас нас исключительно случай. К нам обратился джентльмен с каким-то вопросом, который он задал по-английски.

Посмотрев друг на друга и пожав плечами, мы хором заявили ему:

- А мы не понимаем!

- О! Так вы тоже русские! Вы мне не подскажете, где здесь Карлов мост?

И тут нас прорвало:

- Это вы нам лучше подскажите, где тут вокзал? У нас поезд через два часа! Денег у нас нет, языка мы не знаем! Куда ехать, мы тоже не знаем! И вообще единственное, что мы знаем, так это где находится этот хренов Карлов мост!

Мужик зачем-то принялся нам рассказывать, что сам он из Казахстана и приехал сюда в командировку, но был грубо прерван. Пошукав в портфеле, он извлек кучу карт и проспектов и принялся нам объяснять, как на метро проехать на вокзал. Повторив несколько раз название станции, на которой находится вокзал, мы побежали искать метро. Пока искали вход, пока боролись с турникетами (никак не могли поверить, что там ничего не прищемляет людей, как в Москве), пока доехали - название станции напрочь вылетело из наших голов.

Выйдя из поезда, мы решили спросить у прохожих. Поскольку шансов встретить еще одного соотечественника у нас было мало, мы решили прибегнуть к понятному всем языку мимики и жестов. Выхватили из толпы и зажали в углу какую-то бабульку. Согнув руки в локтях и прижав их к бокам, мы стали под синхронное пыхтение "тюх-тюх-тюх" имитировать крутящиеся колеса паровоза. Видя, как изумление на лице бабульки перерастает в откровенный ужас, мы принялись изображать паровозики с удвоенной энергией, а для пущей убедительности изобразили подающего сигнал машиниста "Ду-ду-у-у-у". Бабушка сначала что-то замычала и замахала руками, потом схватилась за сердце и стала медленно сползать по стенке.

И вот тут до нас дошло, что из тысяч проходящих мимо людей мы выбрали именно ГЛУХОНЕМУЮ чешку.

Бросив старушку на милость Господню, мы побрели на выход. Первое, что бросилось в глаза, информационные табло. Вздохнув с облегчением, мы отправились на поиски нашей группы.

На огромной горе сумок и чемоданов, источая запах перегара и валокордина, восседала наша гид с огромным фингалом под левым глазом.

Как потом выяснилось, пока мы с Ольгой любовались красотами Златы Праги, наша гидша о чем-то поспорила со своим мужем. А так как оба все 8 дней увлеченно дегустировали пиво, разбавляя им плохо продающуюся водку, то к последнему дню все их разногласия достигли апогея и, видимо, переполнили чашу терпения мужа, который и "осветил" свою благоверную "фонарем". Но, не рассчитав силу удара, перестарался, и ее пришлось в срочном порядке везти в больницу. А поскольку вся группа, кроме нас с Ольгой, все еще сидела в автобусе - кто-то пересчитывал вырученные денежки, кто-то наблюдал оживленный диспут супругов, - то они так и уехали, забыв нас. Конец

Уровнем вверх


 

 

 

Rambler's Top100