Bekasov.ru Bekasov.ru :: Блог
Избранное


 
   
 
БЕЛЛЕТРИСТИКА
РЕПОРТАЖИ
ЭССЕ
О НАС
БЛОГ
 
 
   

:: Bekasov.ru >> Маруся Ежова >> "Байки опытного пассажира" (1/2)
БАЙКИ ОПЫТНОГО ПАССАЖИРА
Маруся Ежова

...Мы только подъезжали к светофору, когда зажегся желтый свет. Мы прибавили скорость, и красный застал нас ровно на середине перекрестка в момент разворота налево, когда перпендикулярный поток машин уже вовсю разогнался. Водитель резко вывернул руль, чудом избежав смачного столкновения, и, как ни в чем не бывало, покатил дальше, обгоняя и подрезая...

Я унимала дрожь в руках с использованием техники глубокого дыхания и запоздало вспоминала прожитую жизнь, в которой поездки на «попутках» занимали весьма существенное место. Езжу я давно и часто, чаще по поводу – например, жарко или холодно, слякоть или пыль, опаздываю или хочу приехать чуть заранее, грустно или очень хорошо... В итоге получается почти каждый день, что позволяет мне смело называть себя опытным пассажиром.

Кто-то ездит в Прагу, кто-то работает в банках, а кто-то общается с водителями, и последним тоже есть, что поведать потомкам.

 

История о лосях

Любовь к катанию на машинках пришла из детства, вернее, из юности. Наш институт находился в лесу на Лосиноостровской улице: автобус ездит раз в полчаса, до ближайшего метро 40 минут пешком. Что оставалось студенткам? Правильно – сбиваться в кучку по два-три человека, «голосовать» и просить подвезти до цивилизации бесплатно (какие у студентов могут быть деньги?). Что интересно, подвозили, и за пять лет учебы мы не платили ни разу. Кто-то отказывался, конечно, но таких было один из десяти, редко приходилось ловить вторую машину, третья – это уже совсем из ряда вон. Нет, некоторые, конечно, спрашивали: «А как это – бесплатно?», а мы поясняли: «Это значит – без денег, ведь вы же все равно будете проезжать мимо метро, вот и себе дорогу скрасите и девушкам поможете!». Соглашались.

Расплачивались разговорами. И не сосчитать, скольким водителям мы рассказали легенды Лосиного острова, скольким озвучили краткое введение в психологию, со сколькими вспоминали их студенческие годы, скольким описали ужасы замерзания в лесу в ожидании автобуса, от которых этот смелый, благородный и нежадный мужчина спас несчастных студенток.

Из апробированных тем наибольшей популярностью пользовалась «легенды Лосиного острова». Начиналось все незамысловато: «Ой, а вы знаете, что здесь много лосей?», а далее шла небольшая импровизация на тему лосей, их жизни, привычек и чего-то еще. Однажды, поймав пустой рейсовый автобус и прокатившись в кабине водителя, мы услышали в ответ на наше дилетантское выступление рассказ об утренних променадах лосей по шоссе. Это событие, со слов водителя, происходило чуть ли не ежедневно, часов в пять утра, когда автобусы только выходят на линию. Художественную обработку данного текста мы органично включили в наши дальнейшие рассказы водителям.

Один раз мы поймали «Волгу», водитель которой, выслушав наш рассказ, сказал: «Это что, девчонки! А хотите, я вам живого медведя покажу?» Ну и кто смог бы отказаться от такого предложения? И мы поехали! Глубоко в лес, по еле видимым тропинкам, мы выбрались на заброшенную железнодорожную станцию. Водитель, до этого казавшийся балагуром и весельчаком, замолчал. Было ли нам страшно? Нет, конечно. Во-первых, нас было много (двое), во-вторых, мы были сильны и спортивны (полгода занятия таеквон-до на двоих), а в-третьих, у нас было грозное оружие (просроченный газовый баллончик).

Приехав на место и увидев медведей, начались охи-ахи: «Ой, да какие они страшненькие», «Ой, что ж они такие облезлые», «Ай, смотри какие у них когти» – и так минут пятнадцать. Если бы мы были более опытными психологами, то смогли бы диагностировать друг у друга истерическую реакцию на пережитый стресс. Но мы не были опытными психологами и казались друг другу вполне искренними.

Следующие две недели мы беседовали с водителями только о несчастных животных, которых оставил передвижной цирк (оказывается, есть и такой) и которых кормят добрые люди из ближайших домов. Особо любопытным на карте показывали, как туда можно доехать. Кстати, никто из мужчин не выказал желание тащиться в глубь леса смотреть на медведей. Не любопытные какие-то попадались!

Со времен окончания института езжу уже за деньги, сама баек почти не рассказываю, а слушаю, что скажут водители. Иногда случаются интересные беседы.

 

О цене

Стоит ли торговаться с таксистами? Стоит, однозначно. Практика показывает, что уехать можно за любую цену, дело только во времени, которое вы на это затратите. Уверенно скажу, что от цены таксистов, которые стоят у метро, можно смело скидывать треть и уехать на первом шабашнике. А с таксистами за эту сумму вы получите текст примерно такого содержания: «Ой, да и за эту сумму не стоило бы ехать, все так подорожало (в их жизни всегда что-то дорожает, то бензин, то доллар, то сахар на крайний случай). А еще милиции плати, бандитам плати, а клиентов мало...» Объем жалостливого текста зависит от дальности пути. Один из водителей привел в пример грузовые «Газели», которым оплачивается дорога в обе стороны. На все эти разговоры я выработала один ответ – мое финансовое состояние не позволяет оплатить все их расходы, включая питание, больничные и обеденный перерыв. В общем, не клеится у меня разговор с таксистами.

С некоторыми таксистами у места своей работы я даже здороваюсь, а они интересуются, не повысился ли уровень моего благосостояния. Я уточняю, не умерили ли они свои аппетиты. Каждый остается при своем, и я ловлю машину на треть дешевле.

Однажды поймала машину, водитель которой удивился, почему я не поехала на таксистах. Сообщила, что меня не устраивают их цены. Водитель с полпинка запустил монолог о том, что девушек можно и бесплатно возить. Я тихо порадовалась, отметила мужское благородство и взгрустнула, что не каждый день такие попадаются.

Тем не менее, на месте назначения, я достала кошелек (люди, которые не берут денег, при виде этого жеста начинают размахивать руками и говорить: «Что вы, что вы, я денег не возьму!»). Водитель проигнорировал мой жест, тогда я решила намекнуть: «Ну как?» «Двести», – ответил водитель. Наверное, у меня изменилось лицо (это было выше цены таксистов!), но он не придал этому значения. Конечно же, я нашла что сказать – в голову пришло несколько фраз остроумных и метких, способных пробрать до костей. Но... это произошло позже, гораздо позже после того, как я высадилась и молча отдала деньги.

Ну что ж, надо всегда заранее обговаривать стоимость.

 

О безопасности

Страшно ли ловить? Да не очень. С точки зрения насилия, на мой взгляд, вероятность невелика. По данным женских организаций, 95% изнасилований происходит между знакомыми людьми (когда мужчины просто не собираются учитывать мнение женщины). Насильников, не знакомых со своими жертвами, страшит возможность быть узнанным, а в данном случае машина с определенными маркой и номером является как нельзя более четкой приметой. Тесный салон машины сравнивает шансы мужчины и женщины в случае борьбы, к тому же всегда можно нажать на клаксон или резко вывернуть руль, если машина в пути, чтобы привлечь внимание окружающих. Любое привлечение внимания очень отрезвляет идиотов.

Другое дело – лихачи. Один раз ездила с участником ралли на снегу, который не преминул мне продемонстрировать, как он умеет разворачиваться на 360 градусов на льду. Ездила и с призером соревнований по каким-то гонкам, который вылетал на встречную полосу, втискивался в щели между машинами. Страшно представить, чтобы он мог узнать о себе, если бы слышал мнение соседей по потоку. По молодости подобная езда была интересна, захватывало дух от скорости и лихости – например, мчаться на скорости 150 км/ч по мокрому асфальту улиц ночной Москвы... После рождения ребенка приоритеты поменялись, и, если начинаются гонки, я предупреждаю водителей, что спешу не до такой степени и скорость в 30 км/ч меня бы вполне устроила. Удивительно, но притормаживают.

 

Урод

- Сотня до метро.

- Садись.

- У вас будет сдача с пятисот?

- Разберемся.

Едем... Вдруг водитель пересекает двойную сплошную, затем всю полосу встречного движения и лихо паркуется против хода движения машин у палатки на противоположной стороне улицы. После такого смелого маневра мне предлагается купить в палатке «какую-нибудь хрень». Я резонно возражаю, мол, хрень-то мне не очень и нужна, а с моей «пятисоткой» обещал разобраться как раз он. На что мне было сказано, что он разобрался как мог, это моя «пятисотка», а, следовательно, и мои проблемы. Дальнейшие препирательства бесполезны, у меня закончились аргументы, иду за хренью, размениваю деньги.

На свою полосу мы возвращались практически по правилам: на зеленый сигнал светофора по пешеходному переходу. Машина подкрадывалась к пешеходам сзади и тихонечко сигналила, люди пугались и подпрыгивали - кто на месте, кто в сторону. На тех, кто на месте (и не сразу освобождал проезд), водитель ругался. Кого-то задел.

Я ошалело обдумывала, как бы ему потактичней сообщить, что он урод и козел. Но почему-то казалось, что он начнет оспаривать данное утверждение с переходом на личности. Промолчала.

Поездка далее была не столь впечатляющая - мы подрезали всего пару машин. Не пропустили никого: каждый раз, когда кто-то пытался влезть впереди нас, наша машина прибавляла ходу и сигналила, а урод ругался на всех вокруг и размахивал руками.

На светофоре он успокоился и уснул. Когда сзади уже начали сигналить, он поехал, рассказывая мне «ржачную историю», как они гуляли до трех утра.

Желание раскрыть глаза водителю на то, что он идиот, росло с каждой минутой. Наконец, мы добрались до места, и я смогла облечь свои мысли в доходчивую форму. Расплатившись, я поведала водителю, что водит он ужасно и по-хамски, дискредитируя водителей «Жигулей» как класс. Последнюю фразу я произнесла, уже выйдя из машины, и, прежде чем с силой хлопнуть дверью (самое страшное наказание для таксистов), услышала вопль раскаяния «Да, иди...», но конец фразы слился с грохотом двери.

Поразмыслив над тем, что же хотел сказать мне водитель, я пришла к выводу, что это был вопль раскаяния: «Да, идиот я, идиот!» И на душе стало теплее: наверное, он больше так не будет вести себя за рулем?

 

О мировом порядке

- Сотня до Арбатской.

- А чего так поздно?

- Работаю.

- Кем?

- Какая разница?

- А я архитектор. – Интересно, многие ли привирают о своей жизни случайным попутчикам? Наверное, половина. – Сегодня с девочкой-дизайнером беседовал... Умница, с идеями, но не замужем.

- Почему «но»?

- Значит, с ней что-то не так. Уже двадцать восемь, а не замужем!

- Ну и что? Выйдет года через два-три...

- Не-е, если по молодости не нашла мужа, значит, не умеет мужчин удерживать. Ума не хватает...

- Да чего ж это так категорично? Я считаю, что встретить своего человека – это везение. Ведь через одного - или глуп, или ненадежен, или пьет, или несамостоятелен... А все более-менее подходящие уже женаты. А если своего не встретила, так зачем же на абы кого размениваться? Этот как в лотерее: отсутствие выигрыша не говорит о личностных особенностях игрока. А вы сразу диагнозы ставите!

- Не-е, нормальная женщина быстро определяется, а не о принце думает. Она своего не упустит! Вот ты когда замуж вышла?

- Рано. Но, во-первых, единичный случай не может быть обоснованием теории, а во-вторых, откуда вы знаете, что я нормальная женщина?

- Не-е, меня не переубедить. Нормальная женщина должна быть при муже!

Итог: мы спорили с этим водителем еще минут десять по поводу права женщины на самоопределение и по поводу самодостаточности любого человека. А выйдя, я пожалела о споре. Все предыдущие споры с водителями о женской доле доказали, что они совершенно уверены в своем превосходстве над любой женщиной. Они уверены в том, что женщины рождаются на свет, исключительно чтобы облегчить их суровую борьбу за мировую справедливость. Если же она подает голос, начинает жить самостоятельно и для себя, то караул – это нарушение устоев, посягательство на законы!

Конечно же, такие ретрограды встречаются только среди таксистов, а среди читателей – все люди с широким взглядом на мир. Правда же?

 

Историк

По знанию Москвы у водителей встречаются два полюса.

Первые: «Арбат? А где это? А дорогу покажете? А это далеко от Трех вокзалов?»

Вторые, когда слышат название улицы, сразу знают, где это, как туда быстрее доехать, чем славен тот или иной тупик Москвы, а по дороге расскажут десяток историй о местах, где мы проезжаем. «Вот тут вот были бараки, и мы ходили драться с их обитателями», «А вот тут гранитная набережная заканчивалась, и начинался песчаный пляж, куда мы бегали купаться вон из тех домов», «Я еще застал Арбат, когда тут были трехэтажные дома» и так далее. Прямо путешествие с Гиляровским какое-то. Рассказывают интересно, пытаюсь что-то запомнить и пересказать при случае знакомым. Но отсутствие должной ностальгии в голосе делает повествование менее захватывающим.

А один мой ворчливый знакомый заметил, что наверняка все рассказчики были приезжими. Почему? «Да потому, что только мы, приезжие, особо любим бравировать своим знанием Москвы, пытаясь произвести впечатление на коренных жителей». Не знаю, может быть, мой знакомый и прав?

 

Раздражение

Бывают такие дни, когда ничего не получается. Когда к вечеру количество нерешенных вопросов не сокращается, а удваивается. Когда возникает ощущение, что ты говоришь на каком-то особом языке и никто тебя не понимает.

Подобный рабочий день закончился, и пытаюсь утешить себя поездкой на машине. Представляется хорошая иномарка с молчаливым водителем и тихой музыкой. Пять минут ловлю – никого, десять – тишина и пустота. (Кстати, замечено, если у вас злой, уставший вид – желающих подвезти вас практически нет.) Еще через десять минут тормозит побитая «пятерка». Традиционный разговор про сотню до метро разнообразила вопросом, найдется ли сдача с пятисот. Водитель сообщает, что, кажется, у него есть. Я раздраженно уточняю, точно есть? А то не хотелось бы бегать по палаткам за разменом! Водитель уверяет, что все будет нормально. Отъехав на сто метров, водитель спрашивает, знаю ли я дорогу. Знаю! Подобные вопросы раздражают еще больше. Тут же я определяю минимальные требования для всех «бомбил»: наличие сдачи и знание Москвы. И злюсь, что они их не соблюдают.

По пути резко и обрывисто объясняю водителю куда ехать, а на робкий вопрос: «А есть ли там поворот налево?» решительно отвечаю, что, мол, если там стоят пять машин с мигающими «поворотниками», это значит, поворот есть!

Водителю явно неуютно рядом со мной, наверняка пожалел, что посадил такую злюку. Ну и ладно, в конце концов, с чего мне быть мягкой и улыбчивой за свои же деньги? Имею же я право на простые человеческие чувства, например, такое, как раздражение!

Доехали. Снова робкий вопрос: «А где парковаться?» Мой ответ недобр: «Конечно же, мне было бы удобнее здесь, но, если сдачи нет, значит, вон там - ближе к палаткам!»

Ответ водителя меня ошарашил:

- Да ладно, денег не надо.

- Как это «не надо», почему?

- Потому что я вижу, что вы устали и торопитесь. Так что давайте считать, что я подарил вам эту поездку.

- Но вы же этим зарабатываете!

- Могу же я сделать девушке приятное?

- Спасибо, действительно, приятно и совершенно неожиданно... До свидания, вы уж не обижайтесь, что я на вас ворчала!

- Да ничего.

В результате раздражение спало, и стало ужасно стыдно. И что это я набросилась на бедного водителя? Со стороны это, наверное, выглядело ужасно некрасиво. Стыдно, такая взрослая тетенька, а срывается на работников сервиса, как зарвавшаяся малолетка! Стыдно.

 

Таксисты-слушатели

Канун главного гендерного праздника страны. Корпоративная вечеринка, где меня обидели до слез - отказали в маленькой просьбе в грубой форме.

Заказала такси, так как ночь, короткая юбка и степень опьянения исключили другие варианты. В машине обдумываю способы борьбы с нахлынувшей печалью. Отказалась от варианта поплакать, неудобно как-то при постороннем человеке... Тут вспомнился один из психологических принципов: шутка, повторенная дважды, – не шутка, а печаль, проговоренная, – в меньшей степени печаль. Дело за малым – найти слушателя. Подруги отпадают – поздно. Остается водитель - ведь всем известны многочисленные истории, как пассажиры рассказывают таксистам о жизни, обращаются за советом и т.д. До сих пор я не пользовалась данной услугой московского таксомоторного парка, но ведь надо когда-то начинать. Итак, решено - выговариваю печаль случайному встречному, а именно таксисту. Он как раз заканчивал обличающую речь о водителях дорогих иномарок. У кого-то из читателей есть дорогая иномарка? Тогда не буду цитировать, что о вас думают таксисты.

В разговоре образовалась пауза, которую можно было с пользой использовать. И тут вырисовалась ключевая проблема: с чего начать? Попыталась придать лицу печальное выражение и глубоко вздохнула. Безрезультатно. Начала перебирать в уме жалобные фразы, и сама понимаю - глупость полнейшая (здесь не цитирую, потому что стыдно).

Наконец, придумала хитрый ход: спрошу, как его поздравили с 23 Февраля. Рассчитывала на то, что он расскажет, а потом как приличный человек спросит меня о том же. Тут я и расскажу о несправедливости мира! Просчиталась! Он рассказал о 23 Февраля, а потом плавно перешел к монологу о стоимости автозапчастей. Это было, конечно, захватывающе, но я почему-то не теряла надежды протолкнуть свою тему. Правда, к моменту окончания цитирования прайс-листа автомагазина желания поубавилось. Во-первых, я по-прежнему не могла найти начальной фразы, а во-вторых, это же просто глупость - рассказывать о себе человеку, который тебя не слушает! С бОльшим успехом я могла бы поговорить с плюшевым зайцем - он по крайней мере не перебивает и не говорит о себе.

Конечно же, я тут же обобщила и вспомнила мужчин, которые умеют слушать. Сумела пересчитать их по пальцам одной руки. Редкое это явление – слушающий мужчина. Если вы такого встретили, берегите, не растрачивайте его редкий талант на всякие глупости - а вдруг умение слушать иссякнет?

А что печаль? Да сама собой как-то прошла.

 

Жара

Обед с подругой на нейтральной территории растянулся до неприличия. Надо было срочно возвращаться в офис - и, конечно, не на метро. С машиной повезло – мало того, что не «Жигули», так еще и с кондиционером, что по жаре под 40 градусов - самое актуальное. Разумеется, тема о погоде - номер один. Начала я:

- Ну и жара, в такую погоду не в костюме по улице ходить, а в купальнике на пляже лежать!

- По мне, так лучше пусть жарко, но в офисе.

- Да что ж там хорошего? Света белого не видишь!

- Не скажите! Я сейчас без работы, и состояние, прямо скажем, безрадостное. Сегодня, кстати, первый день выехал «бомбить». С утра минут тридцать думал, чего одеть. В результате оделся как на работу - рубашку с галстуком. Хотя нам, «бомбилам», наверное, надо носить футболки и «треники»?

- Ну, может, и не стоит так растворяться в образе. А кем вы работали?

- Начальником службы безопасности в одной компании.

- Достойная работа! С такой квалификацией не пропадете, две-три недели, максимум полтора месяца – и найдете себе другое место.

- Вряд ли. Мы нехорошо расстались с предыдущим руководителем.

- По статье?

- Да нет, по собственному желанию, но обвинили в растрате средств... Подставил друг, с которым мы были знакомы двадцать лет...

Мы доехали за десять минут, а потом проговорили еще минут сорок. Было ощущение, что прорвало плотину. Он настолько ярко описал собственное ощущение глубокой безвылазной ямы, в которой оказался, что невозможно было просто сказать «Все будет хорошо» и уйти. Он рассказал о том, как его увольняли с работы, на которой он проработал восемь лет, и о том, как от него ушла жена, как на него повесили долги, которые он не знает как отдавать, находясь без работы, и что он уже не мальчик, ему сорок пять и невозможно начинать жизнь с начала. Друзьям не до него, да и что, ему плакаться им, что ли? У каждого своя жизнь, семья, и они вряд ли смогут помочь...

Я слушала, что-то уточняла и снова слушала. Спрашивала, пыталась найти хоть какие-то положительные моменты, от которых можно было оттолкнуться. У него есть машина, и он всегда сможет заработать на кусок хлеба и продержаться на плаву. У него есть достойная квалификация, востребованная на рынке, и не все будущие работодатели проявят интерес к предыдущему месту работы (как ни странно, это стандартная халатность принимающих на работу кадровиков), да и его позиции многие смогут поверить. Наверняка остались действительно настоящие друзья, и не стоит бояться просто позвонить им, возможно, смогут чем-то помочь. Если ушла жена – это не проблема, он же взрослый мужчина и сможет прожить и один, так всегда лучше, чем рассчитывать на человека, готового тебя предать в любую минуту. Впереди обязательно будут новые встречи. Ощущение пропасти тоже можно рассматривать с положительной точки зрения: ниже уже некуда! Что могло случиться плохого - уже случилось, и дальнейшее движение возможно только вверх...

Но если бы мы закончили на данных абстрактных рассуждениях, разговор получился бы бессмысленным. Поэтому напоследок я уточнила, что он собирается делать.

- Действовать, - ответил он.

- А конкретно? Что вы собираетесь сделать сегодня вечером? Завтра утром? Какие конкретные шаги планируете предпринять до конца недели?

Чем закончилась наша встреча? Я расплатилась и распрощалась. Был ли толк от данной встречи? Однозначно был - уже в том, что человек проговорил свои проблемы, определился по ближайшим планам. В этой ситуации всегда полезно присутствие второй головы. Зачем мне это было надо? Не знаю. Но ведь ужасно, когда человек попадает в замкнутый круг своих эмоций, ощущает себя на дне безвыходной ямы! И если есть хоть малейший шанс изменить настрой, почему бы его не использовать?

 

Помойка

«Форд», удобные кресла, тихая музыка... Что еще нужно, чтобы получить удовольствие от поездки?

Но в планы вмешался водитель, он жаждал общения. Сначала он поинтересовался, сколько хотят местные таксисты, после чего жестко раскритиковал их ценовую политику, а также систему работы с клиентами: «Что, не видят, девушка приличная, ехать пять минут, чего стоят, ждут, непонятно!». Я с ним легко согласилась.

Далее он прошелся по национальному составу частных извозчиков. Почему-то это тема для водителей вторая по болезненности - после вопроса стоимости их услуг.

Далее поделился своими соображениями о безопасности. В частности, рассказал, что запрещает дочери садиться к некоторым водителям, «а то ее подруга села к одному в машину, так ее увезли и...» Далее последовал рассказ о всех последствиях увоза, в деталях.

Далее без перехода рассказал, что ему сегодня ехать в Смоленск. Уточнил расстояние.

Начал рассказывать о графике сегодняшнего вечера и завтрашнего дня для каждого из членов его большой семьи.

Тут в поле его зрения попала авария. В одной из машин – участниц ДТП он разглядел даму, после чего потоку его мыслей было придано новое направление, а именно - женщины за рулем. Настроились прочитать что-то доброжелательное про женщин за рулем? Сожалею, но он полил их всех грязью, заодно рассказав про женщин-мошенниц, которые берут машины в кредит, не платят за них, а потом пригоняют их попользованными к банку. А банковская охрана разбирается с подобными мошенницами, избивая их до полусмерти. Рассказ о методах разборок доставил ему истинное наслаждение.

Итог поездки: ощущение, будто на тебя вылили помои. Зачем за мои же деньги он выдал мне столько говна, непонятно. Наверное, его оно уже переполнило? Убитое в ноль настроение подправила мысль, что есть люди, которым еще хуже, чем мне. Ведь у данного водителя есть жена, которая огребает его истории не в гомеопатических дозах, а полными ложками!

И тут родилась гордость за женщин – терпеливых и мудрых, умеющих снисходительно относиться к мужским слабостям. И концовка байке нашлась подходящая: «Слава Российским Женщинам! УРА!»

 

Красная БМВ

На сегодня моя преподавательская деятельность завершена. Уставшая, но довольная, позволяю себе машину до самого дома. Тормозит красная БМВ - неплохо. Договорились о цене – недорого. Разместилась в салоне, взглянула на водителя – ого, какой колоритный: коротко стриженный, в спортивном костюме, со шрамом через всю щеку. Я уж думала, что спортивные костюмы все давно поменяли на недорогие пиджаки, ан нет, традиции еще сильны. Немножко жутковато, правда. Но опыт общения с людьми подобной спортивности подсказывал, что чаще всего люди они разговорчивые и по натуре не злобные (если их не бесить, хотя взбесить их может многое).

Итак, решено, поболтаем. Путь к сердцу мужчины, как известно, лежит через желудок, но есть и обходная тропинка – через обсуждение машины. Первая фраза брошена: «Какая у вас замечательная машина», и далее наслаждаюсь монологом.

Водитель рассказал, что машина, конечно, хорошая, хотя и не новая - ей уже десять лет («Надо же, а так и не скажешь!» - надо же и мне вставлять хоть слово). С ней слишком много проблем, так как каждый гаишник считает своей почетной обязанностью ее остановить, а водителя «потрясти». А он, бедолага, каждый раз пытается до них достучаться: «Парни, что вы меня-то тормозите, я же свой, местный! Вы вон лучше тонированные «Жигули» останавливайте, там и документов меньше, и нарушений больше... А у меня и денег-то нет, все на бензин трачу - жрет ведь машина, как прорва!»

Далее, в продолжение темы тонированных «Жигулей», он рассказал историю, как они с пацанами провожали армейского друга на самолет. Поймали «Жигули» с гостем столицы за рулем, который согласился их довести от Борисовских прудов до «Домодедово» (кто не знает – это близко). При этом его цену они опустили в два раза. Едут, пьют пиво, вспоминают молодость и вдруг обращают внимание, что долго что-то они едут по МКАД... Решили уточнить маршрут и с ужасом узнали, что их водитель знает дорогу только в «Шереметьево», куда, собственно, уже давно их везет. Пацаны всей гурьбой вежливо сказали водителю: «Как же так, дорогой, вези нас, пожалуйста, обратно и очень быстро». Скорость держалась до первого поста ГАИ. Но умение разговаривать с людьми выручило ребят: они описали милиционеру ситуацию, посетовали, что не все знают Москву, и в результате доехали до «Домодедово» с милицейским кортежем за умеренную плату. В самолет успели, гостя столицы не тронули и даже денег ему заплатили, а с гаишниками расстались почти братьями.

Далее, почти без перерыва, водитель приступил к рассказу про еще один интересный случай, который случился с ними однажды, когда они выпили...

Но тут лопнула шина на колесе.

Сначала я не придала этому значения. Я всегда думала, что на лопнувшем колесе можно ехать долго. Но, когда от колеса пошел дым, поняла, что меня сейчас высадят. И точно - под причитания, что «запаски» нет, денег на «аварийку» нет, а что делать неизвестно, мы расстались.

Остаток пути я проехала в тонированной «девятке» - молча, жалея о недослушанных историях про пацанов.

 

Нирвана

Едем молча, радио нет, в итоге - тишина полная. Хорошо!

Нас подрезали на повороте – водитель молчит. Удивительно. Тихо.

Авария на светофоре, еле тащимся в пробке, а водитель никак не комментирует навыки вождения окружающих. Так спокойно, так несуетно, что все равно, что вместо двух минут мы проезжаем светофор за десять.

Мимо проехал до невозможности навороченный мотоцикл, весь в огнях, шириной чуть меньше «Жигулей». Водитель не прокомментировал и это явление.

Единственный вопрос задал, остановившись у метро - удобно ли мне здесь. Да, мне удобно.

Все, больше никаких слов, никакой суеты. Просто мечта. Все, решено! В машинах только молчу. Ну зачем эти пустые истории, чьи-то проблемы и идеи?

Только жаль, что таких неразговорчивых водителей практически не бывает.

Уровнем вверх
Вперед


 

 

 

Rambler's Top100