Bekasov.ru


 
   
 
БЕЛЛЕТРИСТИКА
РЕПОРТАЖИ
ЭССЕ
О НАС
БЛОГ
 
 
   

:: Bekasov.ru >> Шен Бекасов >> "Он и Она" >> "О культуре приема пищи" >> Она >> Он
О КУЛЬТУРЕ ПРИЕМА ПИЩИ
Шен Бекасов / Валентина Конфеткина
(серия "Он и Она")
Он

Честно говоря, я знал, что сегодня это предстоит. Мог догадаться легко: она с недовольным видом рассматривала гулкие внутренности холодильника, достала с дальних полок кухонного шкафчика какой-то фирменный набор тщательно оберегаемых сковородок и кастрюль, листала толстенную кулинарную книгу и делала записи в своей заветной пухлой тетрадке с витиеватой надписью на обложке "На заметку хозяйке". Самое страшное – эта тетрадка. Если в ней появляются новые записи – это значит, что кулинарные намерения сильны как никогда, сомнения отвергнуты и изменения в запускаемой обеденной программе запрещены. Я вздыхаю и обреченно жду, ибо сопротивляться бесполезно.

Наконец, слышу ее мягкий, нежный и не терпящий возражений голос: "Милый, надо бы съездить в магазин – купить продуктов к обеду." Далее следует дежурный диалог, предваряющий любую хозяйственную экспедицию. Он может содержать разнообразные словоформы, но по сути сводится к следующему:

- Может, не надо? – имею в виду я.

- Надо, милый, надо, - настаивает она.

Я кажусь себе достаточно убедительным в своих аргументах о том, что слишком жестоко в законный выходной день гнать меня с пригретого дивана в шумный супермаркет, кишащий недобрыми и агрессивными покупателями вкупе с назойливыми и алчными продавцами. Я добиваюсь сочувствия, но не освобождения от повинности. Впрочем, она великодушно соглашается сопровождать меня в закупочный тур. Я не льщу себя надеждой, что это забота о моей тонкой нервной организации. Скорее, боится оставить меня наедине с ответственным процессом закупки продуктов. До сих пор помнит, как я в целях экономии купил у доброй старушки в подземном переходе десяток яиц по сходной цене... Что ж, они стоили своих денег – три из них оказались даже не тухлыми.

Есть что-нибудь более муторное и унизительное для мужчины, чем поход в магазин за продуктами под чутким руководством женщины? Ладно-ладно, знаю, что есть. Но два часа бродить с тележкой, как негр-бой, следом за сомнамбулической покупательницей, смотрящей сквозь тебя и с озабоченным выражением на лице беззвучно шевелящей губами, – это тоже, знаете ли, то еще удовольствие! Тупым взглядом наблюдать, как в корзину кладутся совершенно не знакомые тебе овощи ("Так вот они какие, эти артишоки!")... Подчиняться взбесившейся штурманской программе в ее голове, которая бросает наш караван от одного прилавка к другому ("Дорогая, а разве мы здесь уже не в четвертый раз?")... Подвергаться уничижению за робкие попытки внести свою лепту в шоппинг ("Ладно-ладно, успокойся, уже ставлю этот кетчуп обратно!")...

Я стоически выдерживаю все это, я расстаюсь после этого с немалой суммой денег, я тащу в своих деревенеющих руках эти пакеты... Что же дальше? Мне предлагают подождать. Совсем чуть-чуть... Часа три-четыре. Так как далее будет свершаться великое таинство – приготовление "правильного обеда".

Я давно обратил внимание: чем "правильнее" обед, тем дольше он готовится. Чем дольше он готовится, тем тяжелее переносить ожидание. Чем тяжелее переносится ожидание, тем, прямо скажем, безразличнее, что именно будет подано. Ибо выделяющийся желудочный сок имеет катастрофическое свойство вводить в полуобморочное состояние все вкусовые рецепторы. "Наш пищевой экспресс проследует станцию Языковка без остановки, так как опаздывает по расписанию на Желудочный вокзал..."

Я пытаюсь войти в ее положение. Я предлагаю дельный совет: сначала вдарить по желудочному соку пельменьчиками, а там я весь в ее распоряжении для дегустации достижений кулинарной мысли... После чего оказываюсь бит и выгнан с кухни.

Через час урчание в брюхе заглушает даже мое старательное шуршание газетой. Я наношу дружественный визит на кухню и пытаюсь непринужденно шутить. Все подходы к холодильнику тем не менее простреливаются, и вся моя добыча – жалкий йогурт. Н-да. Все равно что поливать огонь бензином...

В течение следующего часа я:

- внимательно изучаю в газете рубрику "Ресторанная критика";

- не отрываясь смотрю по телевизору программу "Смак!" с постоянно облизывающимся и беспрерывно снимающим пробу Макаревичем;

- не отрываясь смотрю по телевизору рекламную паузу с "Галиной Бланкой", "Лапшой Доширак" и "Весело и вкусно – Макдональдс!";

- впервые начинаю оценивать эстетические достоинства висящего на стене натюрморта "Ваза с фруктами";

- обдумываю план спецоперации по добыванию пропитания.

На исходе часа я приступаю к реализации плана.

Пункт первый. Даю ей шанс накормить себя по-хорошему. На свой невинный вопрос о том, не пора ли нам уже покушать, получаю в ответ обжигающий взгляд. Понял.

Пункт второй. Осуществляю провокацию. Нагло лезу в холодильник за вчерашней пиццей, и попадаю под словесный залп. Отвлекая ее возмущенное внимание на кусок пиццы в своих зубах, стягиваю за спиной со стола пару мандаринов и яблоко.

Пункт третий. Мыча и указывая взглядом и болтающейся пиццей в зубах на угрожающе оседающую в кастрюльке пышную массу, переключаю ее внимание на проблему взбивания белка и получаю таким образом шанс на похищение пакета с чипсами, который, разумеется, не упускаю. Громко шаркая тапками, чтобы заглушить предательское шуршание пакета, я покидаю опасную зону.

Раскладываю на диване свои трофеи. Неплохо! Теперь мне не страшны рекламные паузы и телеповара. Итак, пожелаем моей милой кулинарных успехов, себе – приятного аппетита и приступим...

Я жую и исполняюсь искреннего понимания и сочувствия к своей хозяюшке. Конечно, она хочет сделать мне приятное и показать (в том числе и через изысканный воскресный обед), как она меня любит. Только никогда мне ей не объяснить, что ее попытки накормить меня "правильным обедом" – это все равно что... ну, не знаю... мои попытки продемонстрировать ей на машине самый "правильный" маршрут от дома до ее работы. Я могу придумывать самые изящные пути объезда жутких "пробок", ставить рекорды скорости и показывать чудеса водительской смекалки, но на самом деле ее интересует лишь конечный результат – вовремя оказаться утром на работе. Поэтому неудивительно, что и мужчина больше ценит в женщине умение сообразить съедобную закуску при практически пустом холодильнике, нежели приготовить изысканный обед при продуктовом изобилии. Как ни прискорбно, но чувство сытости преобладает над чувством вкуса. Не всем же быть гурманами! Так что отчасти справедлива издевка над шутливым идеалом продуктового магазина для мужчин – со штабелями упаковок с надписью "Еда"...

И еще неизвестно, думаю я, постепенно проваливаясь в дрему, ради чего на самом деле она так старается, – чтобы накормить меня или все-таки чтобы кое-что доказать самой себе? Впрочем, каков бы ни был правдивый ответ на этот вопрос, я никогда не посмею задать его вслух... Конец

(А что сказала Она?)

Назад
Уровнем вверх
Вперед


 

 

 

Rambler's Top100