Bekasov.ru Bekasov.ru :: Блог
Избранное


 
   
 
БЕЛЛЕТРИСТИКА
РЕПОРТАЖИ
ЭССЕ
О НАС
БЛОГ
 
 
   

:: Bekasov.ru >> Таня Выборнова >> "Еще раз о Золушке"
ЕЩЕ РАЗ О ЗОЛУШКЕ
Таня Выборнова

Я сидела у огромного стеклянного окна "Патио Пиццы", бултыхая соломинкой в стакане сока, и искала взглядом вечно опаздывающую подругу. В общем-то, на встречу с Натальей можно было с чистой совестью приходить минут на двадцать позже назначенного, чтобы успеть в точку рандеву минут на пять раньше нее. Но я упрямо продолжала приходить вовремя, каждый раз надеясь, что вот теперь случится чудо и Наталья не опоздает. Чуда никак не случалось.

Когда стрелки часов показали двадцатиминутное опоздание, к тротуару подрулил ярко-желтый "жучок". Наталья раздраженно хлопнула дверцей, пару раз перепутала кнопки сигнализации. Наконец, решительно врезавшись в плотный поток людей на тротуаре, попутно влетев плечом в какого-то мужчину и, видимо, обменявшись с ним парой резких фраз, забежала за угол ко входу в "Патио Пиццу". Я вздохнула с облегчением и попросила меню.

Наталья шлепнулась на стул напротив меня, как всегда забыв поздороваться. Отобрала у официанта меню, быстро сделала заказ, вытащила из сумки сигареты и потребовала зажигалку. Глубоко затянувшись, мрачно посмотрела на меня и поинтересовалась:

- Слушай, ты никогда не задумывалась, зачем ты живешь?

- Что, все так плохо? - удивилась я.

- Плохо - не плохо, какая разница! Я просто не понимаю, зачем живу, - нервно продолжила Наталья, провожая тяжелым взглядом проходившую мимо нашего стола влюбленную парочку. - Я вкалываю сутками, зарабатываю весьма неплохие деньги, при этом вылизываю мужика, готовлю ему, убираю, стираю, ублажаю по ночам - и что? Он собирает шмотки и уходит к смазливой двадцатилетней студентке, которая только вчера приехала в Москву из каких-то там Выселок... А я остаюсь одна.

- Ну, Нат, сейчас много одиноких женщин, - терпеливо затянула я, в тоскливом предчувствии испорченного обеда. - Мужики измельчали, что делать!

- Дело не в мужиках, - весомо объявила Наталья. - Дело в нас!

Я тяжело вздохнула и пожалела, что приехала на обед на машине, - разговор явно располагал к спиртному. Мое молчание Наталья расценила как предложение раскрыть душу, чем немедленно и воспользовалась:

- Ты знаешь, что ко мне уже лет пять на улице никто не приставал?

- Так ты на улице и не бываешь, - напомнила я. - Ты часто из машины вылезаешь? Чтобы дойти до подъезда? Знаешь, какова вероятность, что именно в этот момент...

Наталья упрямо помотала головой и вытянула из пачки следующую сигарету.

- Не уходи от темы, ты меня поняла! Где угодно - на заправках, в магазинах... Да вот даже в "Патио Пицце"! Пристают к девочкам двадцати лет - свеженьким, румяненьким, а мы, кому за тридцать, просто идем к черту! Мы уже не котируемся.

- Нат, возраст для мужчин, конечно, важен, но нам все-таки не семьдесят! Как психолог, могу с умным видом заявить, что дело в тебе. Ты понимаешь...

- Нет-нет-нет! - Наталья замотала головой, попутно посыпая стол пеплом. - Знаю. Будешь сейчас говорить о молодости души и о сексуальности женщины бальзаковского возраста. Слышать не хочу! От этого только хуже становится. - Наталья хмурилась все сильнее. Под ее взглядом официанты шарахались от нашего столика. - Какая молодость души, если я сейчас вернусь в огромную пустую квартиру, сяду перед телевизором и напьюсь? - В голосе Натальи начали проскакивать истеричные нотки, и я поняла, что пора брать ситуацию под контроль.

- Скажи мне вот что, - оборвала я подругу. - Тебе плохо, потому что некого поцеловать перед сном, некому приготовить ужин и не с кем поговорить вечером или тебе просто нужен хороший секс?

Наталья посмотрела на меня изумленно и мрачно сообщила:

- С кем переспать - я найду.

- Прекрасно, - невозмутимо продолжила я. - Значит, дело в тонкой душевной организации женщины. Зов природы - хочется кого-то любить и опекать.

- Только не предлагай мне родить ребенка! - отрезала Наталья. - Ты знаешь мое отношение к детям.

- Знаю, знаю, - согласилась я. - А к щенкам?

Вопросов не требовалось. Глаза у Натальи стали огромными, рот приоткрылся.

- Возьми щенка, - хладнокровно предложила я и, пока Наталья не опомнилась, поспешила развить тему: - Причем большого. В твою свежеотремонтированную квартиру. Чтобы бегать за ним, пока он будет обдирать немецкие обои, обгрызать французскую мебель и запруживать итальянский паркет. И не вздумай кормить сушняком - только натуралкой! Чтобы в выходные носиться по магазинам за едой, лакомствами и игрушками. А рано утром и после работы обеспечивать полноценные прогулки. А по ночам готовить...

Наталья молчала. В ее глазах читалось все, что она обо мне думает, - и это были не комплименты.

- Ну, знаешь... - наконец протянула она и брезгливо отбросила от себя пустую пачку сигарет.

Я вздохнула и приступила к остывшей пицце.

 

***

- Ты где с собакой гуляешь?

Наталья была верна себе и не здоровалась. Телефонный звонок застал меня врасплох субботним днем, когда я разбирала на кухне пакеты с закупленными в "Ашане" продуктами на грядущую неделю.

- С собакой? - тупо переспросила я, пытаясь понять, чего от меня хотят. - А при чем тут собака?

- Я сейчас приеду, - объявила Наталья. - Ровно через десять минут. Можешь выйти с собакой на улицу?

- Ну да. На пятачок между домом и дорогой, - растерянно предложила я.

В трубке раздались гудки. Я посмотрела на часы и решила, что за полчаса без спешки разберу все продукты. Поторопившись, естественно, управилась за десять минут. Оставалось только позвать собаку и отправиться на внеплановую прогулку.

Моя зверюга радостно носились по поляне, гоняя мячик уже минут двадцать, когда я заметила в потоке ярко-желтого "жучка". Машина аккуратно припарковалась у тротуара, Наталья выпорхнула на дорогу, бросилась к пассажирской стороне и извлекла с заднего сиденья большого белоснежного щенка. Малыш, как взрослый, крепко встал на толстые лапки, встряхнулся и игриво прихватил зубами поводок. Наталья ласково пригладила белый щенячий пух, поставила машину на сигнализацию и позвала малыша к лестнице, ведущей к нашей полянке. Щенок уверенно карабкался по ступенькам, время от времени оглядываясь на хозяйку. Наталья что-то увлеченно объясняла ему и улыбалась всему миру. Глаза Натальи сияли таким счастьем, какого я не помнила за ней со студенческого возраста.

Спускающийся навстречу мужчина задержался, прижался к перилам, чтобы пропустить женщину и щенка, и, судя по всему, что-то сказал. Наталья остановилась, не переставая улыбаться, ответила. Разговор затянулся, потом Наталья покачала головой, рассмеялась, развела руками и пошла дальше. Мужчина стоял и смотрел ей вслед.

- Кто это был? - поинтересовалась я, когда Наталья приблизилась.

- Понятия не имею. Познакомиться хотел, - объяснила она, прикрывая щенка от моей зверюги, жаждущей повалять малыша в траве.

- Ну вот, к тебе уже и на улице пристают, - заметила я, опускаясь на колени, чтобы потискать овчаренка. - Я же говорила - заведи собаку.

Наталья присела на землю рядом со мной и, нежно глядя на щенка, который пытался засунуть себе в пасть всю ее руку, сказала:

- Знаешь, с тех пор, как я завела собаку, ко мне действительно подходят на улицах. Неужели все дело в щенке? Только в том, что идущая рядом собака - это повод начать разговор? Когда я была одна, когда шла по улице как потерянная, мне только и нужно было, чтобы мне сказали пару добрых фраз. А сейчас, когда я счастлива, ко мне пристают по три раза на дню. Ань, почему, а?

Я пожала плечами - отвечать очень не хотелось. Помолчав, все-таки сказала:

- Дело не в поводе. Дело в тебе. Просто ты сама изменилась. Никто не хочет знакомиться с измученной Золушкой, у которой все плохо. Всем нужна сияющая Принцесса, у которой все хорошо.

Потом мы долго молчали. Мы сидели на земле и смотрели на поляну, где на зеленой траве большая собака учила играть пушистого белого щенка. Конец

Уровнем вверх


 

 

 

Rambler's Top100